Человек который свистел и рыба, которая никогда не играла в игры


Посвящается мне другому

Хорек волновался. Он сидел под кустом карагайника и волновался. Для волнения была причина, там, где он обычно прятался стояла палатка. Сама палатка не мешала, мешал живущий в ней человек. Человек появлялся перед закатом солнца и уходил ранним утром, но это был человек.

Хорек жил на этом поросшем редким кустарником полуострове уже три года и считал его полностью своим. Каждый камень, каждый кустик был знаком. Хорек знал все мышиные норы и тропы маленьких тушканчиков. Длиннохвостые забегали из пустыни по ночам, когда в воде отражалась луна. Ночью обычно стихал ветер и тушканчики сбегались к самой воде, тогда хорек подкрадывался и забирал себе самого жирного и неповоротливого. За тушканчиками иногда приходил старый лис-корсак, у корсака была нора под соседнем холмом, они были соседи, а с соседями хорек не любил драться. Он только шипел и поднимал загривок, корсак останавливался, потом приседал на задние лапы и уходил.

В прошлом году сюда тоже приходили люди, но жили тогда они в больших палатках дальше по берегу. Тот человек тогда тоже был, хорек его помнил, только волосы стали чуть светлее и взгляд угрюмее. Человек всегда кидал ему головы красноперок или сазанов, которых ловил каждый вечер на берегу. Он свистел и бросал головы, хорек привык к свисту и почти не остерегался человека. Почти, потому что иногда человек приходил не один, а в компании таких же больших и бородатых. Они начинали гоняться за хорьком по всему полуострову. Иногда он позволял себя поймать и пускал жгучую струю на телогрейку человека. Человек смеялся, ругался, вспоминал чью-то матушку и уходил пить водку.

В этом году люди опять приехали на большой вонючей машине, они поставили свои белые палатки на старых местах и хорек опять начал ходить к ним на помойку. В прошлом году повариха у людей была лучше, она чаше выбрасывала продукты, и хорек почти перестал ловить мышей. В этом году отбросов стало меньше, или может быть людей стало больше, а еды у них меньше, хорек еще не решил что правильнее.

В этом году "человек который свистел" поставил палатку на самом берегу далеко от всех остальных. Наверное, он хочет быть один подумал хорек, это хорошо я смогу за ним наблюдать, когда человек один он не будет за мной бегать, а будет чаше свистеть, это хорошо.

По вечерам "человек который свистел" долго сидел и смотрел на воду, вода медленно набегала к ногам человека и уходила за горизонт. Странно думал хорек, я смотрю на мышиную нору и жду когда появится мышь, чтобы поиграть с ней, а зачем человек смотрит на воду, он что хочет поиграть с рыбой? Рыба жила в воде, это хорек знал, но рыба ни когда не выходила на берег чем периодически огорчала хорька, хорек любил рыбу.

"Человек который свистел" смотрел на воду и вздыхал, он выпускал изо рта голубоватый дым и вздыхал. Когда он уж очень тяжело вздыхал хорек начинал жалеть человека, ему тоже бывало одиноко и хотелось скулить, но так бывало обычно зимой в мороз, а сейчас было лето. Много еды и тепло, толстые мыши. Волки ушли в пустыню и не страшно просто лежать и наблюдать за человеком.

"Человек который свистел" доставал из кармана лист бумаги читал его некоторе время вздыхал последний раз и уходил в палатку. Хорек знал сейчас человек выйдет с деревянной штуковиной и будет извлекать из нее разные звуки тихонько поскуливая им в тон. Хорек любил это время, звуки от штуковины сливались с шуршанием воды и потрескиванием остывающих камней. Потом человек обычно свистел и что-нибудь кидал хорьку, говорил ему спокойной ночи уходил совсем. В палатке человек зажигал свечки и читал книгу.

Свечи были невкусные, хорек однажды утащил одну и попробовал ее погрызть, свеча была несъедобная, она просто была несъедобная, даже безвкусная. Зачем человеку свечи хорек не понимал, наверное, это такое правило, думал хорек. Я когда засыпаю всегда накрываюсь хвостом, а человек зажигает свечи. Когда солнце совсем пропадало поднимался ветер с берега и тень профиля человека играла на скатах палатки.

Когда человек засыпал, хорек забирался к нему и искал на войлочной кошме кусочки сушеной рыбы. Однажды человек ушел на долго, хорек залез в палатку и нашел там целый сверток сушеной рыбы. Рыба была завернута в зеленую штормовку человека, он одевал ее когда уезжал с полуострова. Хорек прогрыз в ней большую дыру и утащил несколько вкусных рыбин. Я же возьму не всю рыбу, я возьму чуть-чуть, а когда от большого взять немножко, то это не воровство, а дележка, считал хорек.

Когда человек наконец появился, хорек очень удивился, почему человек вдруг стал такой нервный и запустил в него камнем, а не кинул рыбью голову когда хорек выбежал на свист. Я же взял совсем не много думал хорек, какой оказывается жадный человек, и не надо махать своей зеленой одеждой, ветер все равно не подымится и прохладнее не станет. Человек несколько дней не кидал хорьку рыбы, а потом все стало по прежнему.

В палатке у человека было мало вкусных вещей, иногда человек по утрам, когда было холодно и выступал иней, варил себе кофе. Кофе он варил себе тоже как "человек, который свистел", он просыпался, говорил очень громко - "Вставай Егор Петрович, не подводи страну", потом начинал считать. Считал он до семнадцати, почему именно до семнадцати хорек не понимал. Потом человек высовывал руку из спальника зажигал гулкую паяльную лампу и ставил на таганок кофейник. Потом человек закуривал, когда он докуривал сигарету кофе закипал. Человек нашаривал кусочки сахара и бросал их в кружку, иногда он промахивался, спросонья, не поднимая головы, одной рукой, трудно попасть кубиком сахара в кружку. Вот эти белые кубики сахара и любил подбирать днем хорек, если, конечно, их не успевали утащить маленькие серые муравьи.

Вечером, когда становилось прохладно, люди приезжали на своей вонючей машине. Они выпрыгивали из кузова и снимали с себя невообразимое количество одежды. Вязанные шапки, несколько телогреек, шарфы и перчатки. Некоторые ходили по берегу полуголые и кричали поварихе - когда же чай? Люди понимаешь приехали из маршрута, а чая до сих пор нет. Хорек тоже не любил повариху, она была бестолковая и от нее было мало помоев. Иногда люди просто вываливались из машины и лежали около нее, пока повариха не приносила им чай прямо к машине. Да тяжелый был маршрут говорил кто-нибудь, да тяжелый минут через пятнадцать отвечал человек который свистел, Да?

Однажды человек который свистел наловил много рыбы и повесил ее сушиться вдоль скатов палатки. Когда наступила ночь хорек подобрался к палатке схватил за рыбий хвост и начал его тянуть, тянуть было тяжело, какая большая рыба подумал хорек, а хвост такой маленький. Тянуть становилось вся тяжелее и хорек решил подергать рыбу, когда он дергал рыбу за хвост почему то вся палатка начинала трястись. Когда хорек дернул в третий раз и почти оторвал рыбину от связки, из палатки вылез голый "человек который свистел" с большим ножом в руках. Хорьку стало немного страшно, но рыбу он решил не отпускать. Человек увидел хорька, бросил нож и схватил за почти оторванную рыбу. Хорек рассердился, потому что это была его рыба, он ее сам оторвал от общей связки и делиться с человеком не хотел, но и драться с человеком он тоже не хотел. Человек был сосед, а с соседями хорек не дрался. Хорек поднял загривок и зашипел сквозь зубы, "человек который свистел" рассмеялся плюнул и отпустил рыбину. Хорек оттащил рыбину в куст боялыча куда человек не смог бы пробраться, и урча стал ее грызть. Голому "человеку который свистел" стало холодно и он ушел к себе в палатку.

Осенью, когда по утрам уже не было инея, а уже подмораживало, люди сложили свои палатки и собрались уезжать. "Человек который свистел" позвал хорька и высыпал перед ним целый мешочек сахара. Прощай хорек сказал человек который свистел, я больше сюда не приеду - не скучай. Хорек сразу заскучал.

Потом человек поджег белый лист бумаги, который он всегда читал перед сном, выкурил сигарету и долго смотрел на воду. Вода набегал на каменистый пляж, а рыба так и не вышла играть с человеком.

От дороги долго и нудно гудела вонючая машина. Прощай хорек - не скучай. Потом человек резко развернулся и ушел.

Хорек побежал за ним, он добежал до дороги, машина уже пылила далеко в пустыне, хорек побежал бы и еще дальше, ему было грустно, но дальше была земля лиса-корсака, который жил под холмом, а с соседями хорек не дрался.

"Человек который свистел" не обманул хорька, он больше никогда не приезжал.

Хорек стал старый и седой, когда заходило солнце, он выбирался на пляж и смотрел на воду, когда же эта глупая рыба выйдет играть думал хорек.

КИР
публикация: февраль 2001 г., конец




Комментарии: (0)






ПОХОЖИЕ СТРАНИЦЫ

Игры хорьков
Рыба в рационе хорьков




Статья защищена авторским правом и является собственностью авторов статьи. По вопросам размещения информации с сайта "Город фреток", свяжитесь с администрацией сайта.